» » » Данила Козловский в «Академии Вампиров»
Фотосет Адриана Лима Джессика Альба в журнале GQ Фотосет Виктория Бекхэм Виктория Боня в журнале Penthouse HD фотосессия Ванесса Паради HD фотосессия VIBE Евгения Диордийчук фотосессия в красивом белье Меган Фокс – портретная фотосессия Рианна (Rihanna) - HD фотосессия для US Vogue March 2014 Бритни Спирс фотосессия Cosmopolitan Ульяна Цейтлина в журнале Playboy Эмма Уотсон - HD фотосессия для журнала «Wonderland» (февраль 2014)
Зайдешь ко мне еще?
Неа
Да, сайт уже в закладках
Не знаю, подумать нада
Отстань, я фоты сматрю
Куда тут, я не могу понять как я сюда вообще попал(а)

Данила Козловский в «Академии Вампиров»

Интервью от 28 февраля 2014 , кстати прочитано уже 1748 раз(а)

Немного о фильме "Академия вампиров"

Академия ВампировАкадемия Вампиров

Судя по отзывам, которые появились после выхода фильма, зрители ожидали от него намного больше. По их словам многие купились  на хорошо продуманный трейлер, оказавшийся веселым, задорным и стильным, но как это бывает в последнее время, трейлер  получился намного лучше, чем сам фильм.

Основная проблема в этого фильма - это сценарий, и не в том смысле, что зритель на экране видит «полный бред» и «редкостную скукотищу», хотя и гениальным его назвать трудно. Скорее всего, все беды от того, что сюжет в фильме скачет с одного на другое, и между этими сюжетами не наблюдается никаких логических связок, поэтому трудно понять то, что же все-таки происходит на экране. В результате этого герои выглядят еще глупее, чем это должно быть на самом деле.  

Теперь немного о хорошем. В  этом фильме есть такие персонажи, которые запоминаются своей необычайной яркостью и обаятельностью. Если исключить всех вампиров, то остальные герои «Академии» вызывают достаточно много позитивных эмоций. Особенно хочется отметить Розу, которая и есть главная героиня в фильме, вобравшая в себя все самое нужное: обаяние, остроумность, бойкий характер, а для полного комплекта ей вручили кожаную куртку. И на ней лежит заслуга по спасению всей         ситуации в фильме, хотя бы только потому, что у зрителя нет желания её убить на протяжении всего фильма, чего нельзя сказать о Василисе. Периодически появляющаяся на экране Ольга Куриленко, в роли директрисы вызывает, скорее всего, улыбку, нежели желание постебаться.  Нельзя не отметить Наталью, неотъемлемый образ «заучки» для фильмов такого плана, с предсказуемой внешностью Милы Кунис. И теперь самое интересное: Данила Козловский, или как его называет главная героиня «камрад». Можно было бы рассказать много о его дебюте в Голливуде, но его роль в основном заключается в том, чтобы заставлять томно вздыхать глядя на него молодых девушек и женщин, мечтающих познать загадочного русского мужчину. Но несмотря ни на что его роль была очень важна для сюжета, поэтому не будем обманывать в этом случае себя обманывать. В результате «Академия Вампиров» балансирую между мелодрамой и комедией не удержалась ни на той, ни на другой стороне.

 

Данила Козловский о фильме и планах на будущее

Предлагаем Вашему вниманию интервью с Данилой Козловским, который поведает нам, как ему удалось попасть в эту вампирскую историю, а также послушаем о том, какие проекты в будущем ждут знаменитого российского актера, который в рейтинге популярности ничуть не уступает Хабенскому и Безрукову.

 

 

Кадр из фильма "Академия вампиров"Кадр из фильма "Академия вампиров"

 

— Данила, говорят, что актеры в Голливуде чудовищно требовательные к окружающим, чудовищно пунктуальны... Удалось как-то прочувствовать это на себе?

 

— Мне удалось прочувствовать то, что люди в Голливуде — и актеры, и продюсеры, и режиссеры, — мегапрофессиональные, талантливые и пунктуальные. Требовательные в смысле профессии, отдачи и преданности своему делу и очень благодарны, если ты действительно работаешь для фильма. Они все понимают, что все друг от друга зависят. Они не могут друг друга подставить, не хотят этого, потому что все дорожат своей репутацией, своим местом и делом. Все это любят. И если они собираются ради чего-то, то они делают это настолько хорошо, насколько это возможно.

 

— А как вообще получилось, что самый кассовый российский актер после Хабенского и Безрукова попал в такую вампирскую историю?

 

— Я был в Нью-Йорке года полтора назад и там встретился с несколькими кастинг-директорами. Это были просто встречи, без всяких обязательств с обеих сторон, просто задел на возможное будущее. И уехал оттуда. Спустя полгода мне позвонил мой агент и сказал: «Тебе можно попробоваться на новый фильм Марка Уотерса». Я попробовался. Пробы были по скайпу. Марк во имя экономии времени решил действовать напрямую. Все материалы отправили в Лос-Анджелес, и там уже принимали основное решение с продюсерами. Меня утвердили. А через какое-то время выяснилось, что Марси — кастинг-директор, которая всё время работает с Марком Уотерсом, — встречалась с одной из своих коллег, которая, в свою очередь, дружит с одной из кастинг-директоров, с которой я встречался, когда был в Нью-Йорке. И они просто сидели и разговаривали, Марси пожаловалась, что не может найти актера на такую-то роль, рассказала, в чем дело, и та сказала: «К моей подруге года полтора назад приезжал один русский артист, может быть, тебе имеет смысл его попробовать?» Таким образом вышли на меня, через моего агента, и таким образом я попал в проект.

То есть, получился этакий handshake?

— Может быть, и handshake... Но получилось вот так, совершенно удивительным образом.

— Поскольку не все читали книгу, расскажите о вашей роли. Это роль плохого русского? Что это за персонаж?

— Вот сам ваш вопрос говорит о том, что практически всё последнее время русские герои в фильмах только плохие. Нет, это главная мужская роль, это роль положительная, романтического, так сказать, героя, наставника в академии. Это человек, который влюбляется, который страстен, обладает самыми замечательными человеческими качествами и неоднократно это доказывает.

— То есть, стереотип, что русских надо брать только на роли плохих русских, в данном случае не сработал?

— К счастью, нет, и это для меня большая радость, что моя страна и моя нация представлены в несколько отличном образе, чем тот, к которому все привыкли.

— Как вы готовились к картине? Смотрели «Сумерки», читали книги?

— Я не смотрел «Сумерки» специально, во-первых, потому что это совершенно разные истории, а во-вторых, чтобы не попадать, так сказать, в настроение. Конечно, я прочитал книги. Я занимался в зале, занимался с педагогом английским, с преподавателем диалектов уже непосредственно, когда работал над текстом сценария. Были репетиции с каскадерами, специальная диета. Ну и репетиции с Марком Уотерсом.

— Диета? Пришлось похудеть для роли?

— Пришлось раскачаться, стать больше. Быть накачанным героем. Он же все-таки боец.

 

Зои Дойч и Данила Козловский в фильме «Академия вампиров»Зои Дойч и Данила Козловский в фильме «Академия вампиров»

 

— Я правильно понимаю, что по настроению это все-таки ближе к «Настоящей крови», чем к «Сумеркам» или «Интервью с вампиром»?

— Наверное, да... Хотя ни к тому, ни к другому, на самом деле. Это больше к «Дрянным девчонкам», есть в нем что-то такое от этого фильма, потому что Марк чудесно умеет работать именно с этой эстетикой, культурой, с этой голой фактурой, со старшими классами. Только герои при этом вампиры. Такая у них особенность. Там очень много экшна, две любовные линии, дополняющие, как мне кажется, друг друга и развивающиеся не совсем обычным образом.

— Почему получается, что в России больше снимают «всерьез и надолго», с назиданием потомкам, а в Голливуде даже независимые режиссеры подобных экспериментов не стесняются? Вампиры, зомби... У нас пойди сними такое. Только если где-нибудь во Владивостоке независимые режиссеры...

— Не знаю, честное слово. Во-первых, там с таким материалом умеют работать. Во-вторых, там уже есть определенная мифология, своя культура такого рода фильмов, а люди позволяют себе быть в хорошем смысле серьезными во всем этом, хотя и со здоровым чувством иронии. Играя, они в это верят по-настоящему, и это замечательно, потому что кинематограф же волшебная штука, и тут нужно быть ребенком, нужно смотреть на это, так сказать, детским глазом. Профессиональным, но детским. Американцы в этом смысле себе больше позволяют, чем мы. Мы как-то чересчур снисходительно к этому относимся. Может быть, это одна из причин, хотя я наверняка ошибаюсь.

— Павел Руминов сказал, что вы вместе с Лизой Боярской уже начали сниматься у него. Можно об этом проекте поподробнее?

— Первый проект, в котором я постараюсь выступить в совсем непривычном для себя амплуа. Как продюсер. Ну и более привычно, как исполнитель одной из ролей. Мы с Лизой пытаемся в этом фильме рассказать замечательную историю, которую написал Паша Руминов. Я очень этого жду. Мы начнем в марте. Рабочее название фильма — «Статус свободен», это, если говорить совсем просто, про то, как мальчика бросил девочка, и он пытается с этим справиться. Есть три фазы. Первая — когда он ненавидит, очень понятная фаза. Вторая — когда он пытается ее вернуть, а третья — когда он с ее помощью понимает, что в их расставании есть много замечательного, как бы это ужасно ни звучало, и много положительного и правильного смысла — в будущем, естественно, когда всё уже закончилось. И что не нужно бояться расставаться, когда невозможно уже ничего вернуть, что нужно идти дальше. И иногда ты становишься с этим человеком намного ближе, приобретаешь невероятно важные опыт, чувства, эмоции, которые в дальнейшем помогают тебе двигаться дальше.

 

Данила КозловскийДанила Козловский

 

— С Ильей Найшуллером всё совсем по-другому?

— У Ильи Найшуллера совсем другая, необычная для меня история, это такой фильм-комикс, от первого лица, и это первый мой опыт, когда я изображаю уж совсем отрицательного героя, негодяя и мерзавца. Слепого альбиноса, который владеет телекинезом. Посмотрим в конце следующего года.

— А что с «Дауншифтером»?

— Пишем сценарий. Готового пока еще нет.



Комментарии
comments powered by HyperComments